Исследуем тактику первого чемпиона UFC из России.

Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс Ли

Наконец-то Хабиб стал чемпионом UFC. Нурмагомедову не помешали постоянные срывы боев, травмы, проблемы со сгонкой – в бою против Эла Яквинты он забрал пояс уверенно и даже легко. Сила Хабиба далеко не только в борьбе: он лучший, потому что прекрасно понимает правила игры, видит свои слабости и молниеносно улавливает тренды.

ММА – очень подвижный и гибкий вид спорта. На первых турнирах UFC в девяностых властвовало бразильское джиу-джитсу – небольшой бразилец Ройс Грейси заставлял американских громил сдаваться и бессильно колотить по полу. Затем настало время борцов: Марк Коулман и Рэнди Кутюр показали миру, каким эффективным может быть граунд-энд-паунд – добивание поваленного соперника руками. Потом на первый план вышли ударники: это было время Андрея Орловского и Тима Сильвии, которые дрались за пояс чуть ли не каждые выходные. Следом появлялось все больше универсальных бойцов, а эволюционная спираль раскручивалась уже не годами, а месяцами. Теперь тот, кто не может вовремя приспособиться к новым порядкам, летит вниз по пищевой цепочке и исчезает.

Стиль Хабиба только на первый взгляд кажется возвращением в эпоху Кутюра и Коулмана. Да, на поверхности осталась агрессивная борьба и граунд-энд паунд, но Хабиб предельно близок к идее Брюса Ли об идеальном бойце (если что, президент UFC Дэйна Уайт всерьез называет Ли «отцом ММА»). В своем методе джиткундо Ли смешал элементы многих боевых искусств, а на первый план вывел умение приспосабливаться к сопернику: «В драке никому нет дела до красоты. Я старался отразить принцип «Выживает тот, кто адаптируется». Чем меньше пустых движений и затрат энергии, тем ближе ты к цели».

Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс Ли

Хабиб не пытается передавить весь мир своими сильными сторонами (как это делал, например, Федор), а прячет свои слабости и приспосабливается под тенденции ММА. Кажется, никто не делает это так быстро и точно, как он.

Конечно, Хабиб использует сильные стороны: борьбу и контроль в партере. Но сейчас ключевое мастерство Хабиба даже не в том, что он делает, а в том, чего он себе не позволяет.

Из-за осторожности и тактической строгости он практически не использует боковые удары – даже несмотря на их эффективность. Во-первых, в случае промаха Хабиб может потерять равновесие и провалиться. Во-вторых, боковые удары вынудят приблизиться к сопернику, а это тянет за собой риск пропустить сильный короткий удар. Вместо этого Нурмагомедов старается держать соперника на максимальной дистанции.Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс ЛиВ бою с Яквинтой Хабиб пробил огромное количество джебов.Хабиб иногда использует длинные удары снизу, но это не классический апперкот. Этот своеобразный удар помогает Хабибу избегать боя на средней дистанции: как правило, при контакте с лицом соперника его рука практически выпрямлена, в то время как для эффективного бокового руку нужно сгибать гораздо больше. И в случае промаха Нурмагомедов уже не провалится.Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс ЛиХабиб проводит максимально длинный апперкот, добавляя элементы бокового и прямого удара.Нурмагомедов не бьет лоукики – и вряд ли потому, что совсем не умеет. В поединке против борца вроде Хабиба соперник вынужден вставать в низкую стойку и сильно нагружать переднюю ногу, чтобы борцу было сложнее ее вырвать. В таком положении убрать ногу из-под лоукика или поставить блок сложно – лишишься равновесия. Противник вынужден принимать урон, удары лишают его мобильности, все сложнее уходить от проходов в ноги. Но лоукик также может вывести бьющего из равновесия и бьется со средней дистанции. Для Нурмагомедова это неадекватное соотношение риска и выгоды.Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс ЛиБазовый борец Тайрон Вудли пробивает лоукик Карлосу Кондиту. Кондит не успевает убрать нагруженную ногу и получает травму, проиграв техническим нокаутом.

Единственный рискованный удар Хабиба – коленом в прыжке. Обычно бьющий максимально открыт для встречного удара, но Хабиб использует этот прием, только когда соперник находится близко к сетке – соответственно, ударив соперника, может сразу прижать его к границе октагона. Но так как Нурмагомедов не любит рисковать и постоянно развивается, скоро он наверняка откажется и от удара коленом в прыжке.Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс ЛиХабиб разгоняется и бьет Яквинту коленом в прыжке…Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс Ли…а после недолгого обмена ударами прижимает к сетке.

Хабиб все еще держит голову очень высоко и не прячет подбородок, но навыки ушу-саньда позволяют ему сбивать удары и не использовать уклоны, которые в ММА могут обернуться проблемами: под ударом можно потерять равновесие или налететь навстречу ноге. Это работает – за десять лет карьеры в смешанных единоборствах Нурмагомедов не был в нокдауне. Если соперник выходит на среднюю дистанцию, Хабиб старается взять его руку в захват.Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс ЛиХабиб берет в замок руку Яквинты после его атаки.Для Хабиба практически не существует средней дистанции. Чудовищно быстрые проходы в ноги он может делать даже издалека, а на ближней дистанции у соперника просто нет шансов.Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс ЛиПроход Хабиба с максимальной дистанции.Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс ЛиНастолько быстрый, что Яквинта не успевает убрать ногу.

Но бой в стойке – не сильная сторона Хабиба. Самое интересное начинается в борьбе и контроле соперника. В начале карьеры Нурмагомедов часто проводил приемы лежа на спине: в 2011 году он три боя подряд закончил удушающим треугольником. Но в UFC подход резко изменился: уровень ММА вырос, и даже такой ломовой прием, как удушающий сзади, срабатывает далеко не всегда. А если соперник вырвется, атакующий потеряет позицию.

Например, в первом бою против Стивена Томпсона тоже базовый борец Тайрон Вудли сначала потряс соперника ударом, а потом принял неочевидное решение – задушить его гильотиной, оказавшись на спине. Когда Томпсон вырвался из захвата, он оказался в позиции контроля и нанес много ударов сверху. Возможно, именно этот момент в конце раунда лишил Тайрона победы – бой закончился ничьей.

Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс ЛиВудли оказывается на спине, пытаясь задушить Стивена Томпсона…Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс Ли…Томпсон вырывается и оказывается сверху.

В UFC Хабиб два боя закончил сабмишеном: задушил сзади Камала Шалоруса и провел рычаг плеча (кимуру) Майклу Джонсону. Оба – из положения сверху, в ситуации, когда он максимально контролирует соперника. Задушить сверху сложнее, чем перевернув соперника на спину – у него больше точек опоры, он может приподняться, постараться скинуть атакующего. В бою с Яквинтой Хабиб несколько раз пытался задушить соперника сверху, а перевернул его на спину лишь единожды (и то в конце раунда). Почему?Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс ЛиОдна из попыток задушить Яквинту сверху. Хабиб не переворачивал соперника.

Переворачивание дает сопернику шанс. В том единственном эпизоде Яквинта мог использовать инерцию и провернуться корпусом вокруг своей оси. Тогда он бы оказался сверху Хабиба – это положение считается контролем, его учитывают при зачислении очков. Плюс сверху можно наносить удары кулаками и локтями. Хабиб до последнего старался закрыть захват из положения сверху.Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс ЛиХабиб переворачивает Яквинту и оказывается снизу.

Даже если соперник не перекрутится, то все равно окажется сверху. Если не получится заправить ему руку под подбородок, то он будет лежать на атакующем и давить его весом тела – в таких условиях хороших амплитудных ударов по нему не нанесешь. Хабиб рискнул, но сделал это аккуратно и подготовленно: плотно закрыл замок и оставил Яквинте слишком мало времени на активность.Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс ЛиЯквинта заводит руку Хабиба за голову, обезопасив шею, и одновременно делает толчок правой ногой, чтобы перевернуться на бок. Уровень современных ММА очевиден – даже не самый сильный в партере Эл знает, как защититься.

Умение Хабиба приспосабливаться к меняющимся особенностям ММА не ограничивается работой в стойке и партере. Нурмагомедов соблюдает тенденции и за пределами клетки. Сгонка веса в современном ММА – это отдельный бой, поединок с самим собой. Так повелось, что бойцы из России гоняют вес неохотно. Возможно, на это повлиял Федор Емельяненко, который в расцвете карьеры бил соперников гораздо крупнее себя. Сейчас это не работает.

Сегодня бойцы активно используют особенности человеческого организма: они радикально сбрасывают вес и буквально иссыхают, избавляясь от всей жидкости, чтобы втиснуться в рамки весовой категории, но после правильного восстанавливающего ужина выходят на бой гораздо более тяжелыми.Хабиб близок к идеалу бойца. О таких писал Брюс ЛиКонор МакГрегор перед боем за титул против Жозе Альдо. В октагон вышел какой-то другой Конор.

Хабиб говорил, что между боями может весить до 90 килограммов, хотя дерется в легком весе (до 70,3 килограмма). Он поражает темпами сгонки веса и за счет нее получает преимущество в борьбе: Хабиб крупнее своих соперников, ему легче повалить их и контролировать. Выступать с родным весом в современных ММА невозможно, и Хабиб – один из первых российских бойцов, кто принял это правило.

В итоге арсенал Хабиба – это грамотная подготовка, прямые удары и длинные апперкоты (если все-таки дерется в стойке), несколько болевых и удушающих, которые он может провести из положения сверху без потери позиции (например, удушение сзади и кимура). Напоминаем: «Чем меньше пустых движений и затрат энергии, тем ближе ты к цели». Стиль Нурмагомедова – это иллюстрация слов Брюса Ли.

Фото: Gettyimages.ru/Ed Mulholland (1); imdb.com/Warner Bros (2); использовано фото: Gettyimages.ru/Jeff Bottari/Zuffa LLC/Zuffa LLC, Ramsey Cardy/Sportsfile/Corbis

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

10 + 2 =