Сергей Тараканов — про Сеул-88 и про современный баскетбол

Олимпийский чемпион Сергей Тараканов вспомнил Олимпиаду-1988 и поделился мнением относительно неудачи ЦСКА в «Финале четырёх» Евролиги.

— Самое свежее событие — неудачное выступление ЦСКА в «Финале четырёх» Евролиги. В чём вы видите причины поражений? Вы расстроены? — Конечно, я испытываю разочарование. Потому что каждый раз это какой-то жизненный этап, его итог. Наверное, я расстроен не так, как люди, которые живут жизнью клуба ежедневно. Но я очень живо представляю, как всё происходит внутри, потому что сам был игроком и помню, как это — радоваться после побед и расстраиваться после проигрышей. Ты идёшь к финалу много месяцев и делаешь это, как и ЦСКА в этом сезоне, неплохо. Но разные обстоятельства, о которых уже сказано тысячу раз, привели к тому, к чему привели. ЦСКА не был похож на себя.

Если говорить конкретно об игре, то у меня были опасения по поводу матча с «Реалом». Мне казалось, что шансов у соперника на несколько процентов больше из-за ситуации под кольцом. Тавареш, Айон и Рейес очень сильные баскетболисты, и такая угроза «больших» могла развязать руки снайперам, которым было бы уделено чуть меньше внимания. Не ожидал, что Серхио Льюль сыграет настолько здорово после тяжёлой травмы, полученной летом. «Реал» после сложной «регулярки» оправился от травм и вышел на хороший уровень к самым важным матчам сезона. А у ЦСКА, по большому счёту, не было запасного плана, в то время как оба лидера провалили полуфинальный матч. Это для меня как раз и стало большим удивлением и расстройством.

Понятно, что де Коло, наверное, ещё не до конца восстановился после травмы. А игру Родригеса могу объяснить только лишь сложностью выступления против бывшего клуба. Большое внимание прессы, многочисленные интервью, психологическое давление. Мне очень нравится этот игрок. Но для такого мастера это не оправдание. В конце концов, у соперника никто не провалил игру. Даже те, кто выходил на чуть-чуть. Это было, кстати, их преимуществом в финале над «Фенербахче».

— Вы можете отнести себя к тем, кто восхваляет 19-летнего MVP Евролиги Луку Дончича? — Надо сказать, что в этом сезоне не было явного обладателя MVP. Особенно по итогам «Финала четырёх». Ещё важный момент — приз даётся, в большинстве случаев, игроку из команды, победившей в турнире. Фабьен Козье, появившийся в стартовой пятёрке, направлявший команду и задававший импульс, очень удивил. Серхио Льюль, может быть, не был так ярок. В этом плане Дончичу, может быть, где-то повезло. Это была вынужденная награда. Достоин он её или нет? Конечно же да. Он феномен, талант. В свои 19 лет он играет очень зрело и уже завоевал все европейские награды, которые только можно.

— Как думаете, что ждёт его в НБА? — Не думаю, что он провалится. Всё для игры за океаном у него есть. Он молод, талантлив, хорош собой. Игра показывает, что он не дурак и уверен в себе. Плюс у него есть приличный опыт игры на профессиональном уровне, и это преимущество перед американскими сверстниками. Если клуб НБА захочет сделать его центральной фигурой своей франшизы, то это почти приговор. Нужно будет сильно постараться, чтобы не вытянуть.

— С кем бы вы могли сравнить Луку Дончича? — Здесь сложно ответить однозначно. Баскетбол ведь сильно изменился за последние 20-30 лет. Он стал более атлетичным, более тренерским, распланированным, более профессиональным. Но гении они всегда на слуху. С ходу можно вспомнить Дражена Петровича. У нас были очень сложные отношения с югославской сборной, но не признать его талант в нападении было невозможно. Он мог забить 50-60 очков не в рядовом матче внутреннего чемпионата, а на европейском уровне. Кукоч очень пластичный. Мой любимый тип игроков. С ростом 205 см и выше, с длинными руками они всё умеют: и бросают, и подбирают, и мяч водят. Я, кстати, горжусь тем, что в финале Олимпиады он пусть и молодой, но забил мне всего два очка. Шарунас Марчюлёнис ворвался в баскетбол в 1987 году за счёт своей физической силы. У него очень много получилось. В НБА даже получал звание лучшего шестого игрока. А уж про Сабониса вообще отдельная история. Талант невероятный.

— Вам удалось поиграть против легенд НБА. Кто больше всего запомнился? — Мы тогда никого особо не знали. Вот мы поехали в США играть. Выходим на разминку, соперник разминается. Непонятно, кто есть кто. Только в процессе игры понимали, как кого держать, какие особенности. После матча нам иногда говорили, что вот тот или иной парень вообще-то в здесь звезда сейчас или потенциальная звезда НБА. Мы дважды играли против Мэджика Джонсона. Один раз в Мичигане, второй в Вильнюсе. Представьте, мы даже понятия не имели, кто это. Ему было 19 лет, он был звездой студенческого баскетбола. Александр Гомельский говорит перед матчем: «А этот парень вообще очень высоко водит. Ерёмин, попрессингуй его, пообкрадывай». Мы на Олимпиаде даже не знали, с кем играем. Скаутинга никакого не было. Причём американцы знали о нас, смотрели наши матчи. А мы практически не видели ни одной их игры даже на самой Олимпиаде. Может быть, это было психологическое преимущество. Сегодня перед игрой у тебя есть все выкладки на соперника. — Вы сказали, что сейчас более профессионально игроки относятся к работе. То есть байки про кутёж и нарушения режима отчасти правдивы? — С режимом в наше время было строже. Журналисты всегда любят об этом спрашивать и выносить в заголовки. Я всегда против этого. Сразу уходит на второй план то, что мы тренировались три раза в день, а четвёртая тренировка была по желанию. И попробуй не прийти на неё. Гулянки случались, но вы только представьте, что после надо выдержать четыре тренировки. Да какие загулы? Сдохнуть можно было! Мы гуляли, случалось, но обычно после турниров. Особенно после Сеула. А кто бы на нашем месте не гулял? В Олимпийской деревне действительно на нас жаловались. У нас было непрекращающееся броуновское движение. Мы ждали «золотого» самолёта, в котором летели только чемпионы. Нам сказали, что он будет через три дня. Что нам оставалось делать? В итоге я пошёл на закрытие один из команды. Остальные гуляли. Имели полное право. Но рассказы о том, что мы вообще всегда и всё время пили – полная ерунда.

«Мы дважды играли против Мэджика Джонсона. Представьте, мы даже понятия не имели, кто это».

— Арвидас Сабонис провёл весь «Финал четырёх» в окружении президента Литвы. Вас удивило такое внимание главы государства? — Население Литвы около трёх миллионов человек. Сабас мог точно баллотироваться на пост президента раньше. В том, что он общается с такими высокими чиновниками, нет ничего удивительного. Он ведь реально мировая звезда. Оставил такой след в истории.

— Действующие спортсмены во всём мире активно участвуют в политической жизни своих стран. Как вы к этому относитесь? — Очень мало спортсменов, которые делают это осознанно, с полным пониманием ситуации. Всё-таки спортсмены не так хорошо знают жизнь. Они живут в тепличных условиях, всё у них в режиме, всё по расписанию. Я таким же был абсолютно. Настоящая жизнь начинается потом, после карьеры. Отвечая на ваш вопрос: отношусь к этому с сомнением. — Где сейчас находится российский баскетбол? Мы только-только порадовались яркой игре в «бронзовом» матче «Финала четырёх» Евролиги Михаила Кулагина, а после поняли, что ему уже в августе исполнится 24 года и это не совсем будущее, скорее — настоящее. При этом он никогда не получал много игрового времени в ЦСКА. — К слову о возрасте. Меня в 24 года впервые назвали «ветераном» ЦСКА в единственной тогда спортивной газете. Я очень удивился. Безумно радовался, когда вышла пятёрка с Антоновым, Фридзоном и Кулагиным. Они бились, а разница начала сокращаться. Михаил был бы в любой другой команде лидером. Но он выбирает ЦСКА, он делает это сам и ждёт своего шанса. Его брат ушёл в другой клуб и получил там одну из ведущих ролей. ЦСКА — особый клуб. Здесь можно долго ждать шанса.

Это видео можно посмотреть в «инстаграме» ЦСКА.

Что же до всего баскетбола, то успехи Евробаскета-2007 года и Олимпиады-2012 связаны, прежде всего, с личностями. Как у в нашей сборной СССР. Каждый из нас был со своим стержнем. Это бывает не часто, но всё сошлось. Взять того же Алексея Шведа, который получился скорее вопреки, а не благодаря. Его характер, талант и удачное попадание в «Динамо». Найти сейчас такого лидера, каким когда-то был Андрей Кириленко, сложно. Сборной нужна изюминка. Либо невероятная тренерская идея, либо какой-то новичок. Мы проиграли домашнюю Олимпиаду 80-го года, но с блеском выиграли чемпионат Европы 81-го. Добавился Валдис Валтерс. Он добавил нам скорости, и мы выиграли по двадцатнику у всех. Нужен икс-фактор.

— 30 лет с момента вашей победы в Сеуле. Какие эмоции сохранились за это время? — 30 лет — это кошмар как много. Она не свежа, конечно. В апреле на свой юбилей с друзьями я ездил в Сеул. Из олимпийской деревни во время Игр выходил пару раз в магазин, поэтому для меня это новый город. Не могу сказать, что мне он понравился. С погодой не повезло ещё: дождь, холод и ветер. Но, кроме храмов и исторических музеев, сходили в олимпийский музей, посмотрели фотографии. Плюс я осуществил то, что обещал 30 лет назад — подстригся налысо. В автобусе я тогда как-то ляпнул, что подстригусь, если выиграем. Подстригся коротко, но в зачёт не пошло. Меня все эти годы этим соратники подначивали. Теперь мне сказали: «Поздно, но зачёт».

«Найти сейчас такого лидера, каким когда-то был Андрей Кириленко, сложно. Сборной нужна изюминка. Либо невероятная тренерская идея, либо какой-то новичок».

— Как вы общаетесь с партнёрами по той сборной? — Не каждый день, но связь поддерживаем. Я переписываюсь со всеми, перезваниваюсь почти со всеми. С Волковым и Марчюлёнисом встречаемся регулярно. С Тихоненко мы видимся на матчах Единой лиги ВТБ. Куртинайтис и Хомичюс долго работали в России, всегда рядом. Сабас не очень дружит с телефоном, но иногда звоню, пишу и мы встречаемся на соревнованиях. Забавно, что из девяти здравствующих игроков той сборной, у пятерых дома или квартиры в районе Малаги. Причем независимо друг от друга, не сговариваясь, приобрели. Так получилось. Я, например, приехал в гости к Марчюлёнису, и мне понравилось место. Теперь уже пять лет дочка Ника плавает в море и бассейне летом. С Сокком меньше всех общаемся. Просто он живёт чуть ли не на острове, по-эстонки малоразговорчив, это ни с чем не связано, просто личность такая. Игорс Мигленикс работает тренером в Китае, с ним переписываемся. Авраменко, Антоныч, доктор наш — всегда объединяющий фактор. Он такой «пастух» по завещанию Гомельского. Не даёт нам забыть друг о друге. Сейчас есть идея пытаемся организовать что-то на 30-летие победы. Был матч на 10 лет, а на 20 лет душевно собрались, встретились. Занимаемся этим, собираем друзей.

27 мая в Крылатском пройдёт матч легенд баскетбола

— История победы на Олимпиаде-72 получила новую жизнь благодаря фильму «Движение вверх», взорвавшему прокат в России. Каким должно быть кино про победу сборной на Олимпиаде в Сеуле? — А не было у нас такой драмы.

— Как же история с травмированным Сабонисом? — История была, но своих надо славить. Невозможно представить, что в Литве будут делать героем Тараканова, Волкова или Тихоненко. Когда мы издавали книгу «Легенды баскетбола», у меня были дискуссии на эту тему, в результате я согласился с тем, что мы пишем о легендах баскетбола СССР, не отделяя сегодняшних иностранцев. Считаю, что мы слишком толерантны, а надо в первую очередь про своих говорить, двигать и защищать. Для меня это больная тема. Это касается, кстати, не только спорта. Я двумя руками за такие фильмы, как «Легенда 17» или «Движение вверх». А почему они так популярны? Потому что люди устали от чернухи. Хочется побед, любви, дружбы настоящей. Пусть где-то приукрашено. Это затронуло души и подняло интерес к баскетболу. У меня семилетняя дочка два раза посмотрела фильм и говорит: «Я пойду играть в баскетбол». Надо использовать это, получать дивиденды.

Источник: championat.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

четыре × 1 =