История легендарного аксессуара.

Рип Хэмилтон десять лет не снимал маску. Почему?

Маска защитника «Пистонс» Ричарда Хэмилтона – один из классических аксессуаров НБА наряду с гоглз Карима и Уорти, рукавом Аллена Айверсона и повязкой Леброна Джеймса. И при этом один из самых загадочных: снайпер отбегал в ней почти десять лет, хотя срок самых осторожных медицинских показаний уже давно истек.

20 легендарных аксессуаров, которые изменили баскетбол

На прошлой неделе в связи с травмой Джоэля Эмбиида Хэмилтон, наконец, рассказал в интервью Newsweek, как так получилось, что аксессуар для исключительных случаев превратился в самую узнаваемую фишку тех чемпионских «Пистонс».

Маску Хэмилтону пришлось надеть в начале сезона-2003/2004. На стартовом отрезке он дважды ломал нос (еще один раз это произошло еще в 2002-м) и отказывался от любой маски, которая могла бы повлиять на его основное баскетбольное умение – бросок. Когда врачи предупредили, что в случае еще одного перелома ему потребуется полноценная операция по восстановлению хряща, защитник «Пистонс» все же облачился в пластик.

«После первого раза врачи мне сказали, что нужно надевать маску. Я им ответил: «Черта-с два, не буду я носить пластик на лице».

После второго раза они сказали: «Йоу, Рип, это нужно сделать, если ты собираешься и дальше играть на высоком уровне, а не пропускать по полтора месяца». Я им ответил: «Вот уж дудки».

На третий раз я сдался: «Знаете, что, я устал от операций, устал пропускать матчи. В том сезоне у нас была отличная команда и я согласился попробовать».

Повторяющую кость лица маску ему изготовили в местном реабилитационном центре  Michigan Hand & Sports Rehab Center, который долгое время сотрудничал с «Детройтом». В 80-х именно там готовили специальные ортезы для кистей Айзейи Томаса и Джо Дюмарса, и именно там впервые в  истории баскетбола появилась прозрачная защитная маска – надел ее, понятное дело, великий и ужасный Билл Лэймбир.

Рип Хэмилтон десять лет не снимал маску. Почему?

Вопреки сложившемуся стереотипу Хэмилтону играть в маске не нравилось.

«В ней было дико некомфортно. Я даже придумал всем близкую аналогию. Когда вы ребенком переодевались на Хэллоуин и бегали по соседям, то не было никого, кто бы бегал в маске. Все подбегали к дому и только тогда надевали пластиковую маску на лицо. Так вот разница здесь в том, что мне приходилось бегать в маске постоянно.

Через какое-то время я начал к ней привыкать. Когда играешь в баскетбол, ты часто можешь получить локтями по лицу в проходе, некоторым игрокам попадают пальцами в глаза. И ты стараешься уклоняться, потому что не хочешь, чтобы тебя били по лицу. Когда я надел маску, я перестал уклоняться. Я охотнее шел в контакт. Я стал чаще выходить на линию штрафных, потому что перестал бояться, что меня ударят по лицу. Это сделало меня более агрессивным игроком, это сделало меня лучше».

Несмотря на испытываемый дискомфорт, на площадке у него все получалось.

Во-первых, его процент попаданий и количество штрафных после обретения маски пошел вверх.

А, во-вторых, «Пистонс» как раз начали выигрывать во второй половине сезона-2003/04 и сенсационно пробрались в финал.

Именно в маске Хэмилтон выдал три самых важных матча в своей карьере.  

Он набрал 24 очка в седьмом матче серии с «Милуоки».

Он набрал 33 очка в пятом матче серии с «Индианой», лучшей командой того года.

И он набрал 31 очко в третьем матче серии с «Лейкерс», определяющей игре финала.

После завоевания титула никаких медицинских предписаний носить маску уже не осталось. Но Хэмилтон так и не смог от нее отказаться.

Как он сам говорит, определяющими стали два соображения.

Первое – это суеверия, не только его собственные, но и партнеров. Сложно было отделаться от мысли, что маска каким-то образом причастна к победе в чемпионате.

«Как только я начал в ней выходить, мы начали побеждать. Я это заметил: «Отлично, у нас все получается, у нас есть шанс на титул». Я продолжил играть в ней – просто затем, чтобы мне не сломали нос и я не пропустил концовку сезона тогда, когда у нас есть возможность победить. И даже тогда, когда я хотел от нее избавиться, парни – главным образом Бен Уоллес и Рашид, два «больших» в нашей команде – мне говорили: «Вот еще, ты не можешь теперь снять ее, ты должен играть в ней и дальше». Если вам Биг Бен говорить что-то не снимать, вы ни за что не будете это снимать. Парням казалось, что маска приносит нам удачу».

Рип Хэмилтон десять лет не снимал маску. Почему?

Второе – это узнаваемость, уникальность. В определенный момент маска начала выделять Хэмилтона на площадке, и ему не хотелось терять свою искусственно приобретенную исключительность.

«Любой, кто играет в баскетбол и в любую другую игру, не хочет носить кусок пластика на лице. Потому что в голове у тебя сидит мысль: «Черт, это смотрится уродливо. Так не должно быть. На кого ты похож».

Так что я хотел сделать так, чтобы это стало чем-то крутым. Я хотел подать пример подросткам, которую получают травму – чтобы они не стеснялись того, как выглядят. Первым делом я надел сверху повязку, чтобы придать маске дополнительную крутизну.

Так она стала моей отличительной фишкой. Я играл в НБА с множеством замечательных спортсменов. Но иногда их бывает сложно отличить одного от другого. Как-то ко мне подошел болельщик и сказал: «Эй, Рип, моя бабуля никогда раньше не бывала на баскетболе, но когда пришла, то сразу же обратила внимание на тебя из-за того, что на тебе маска». И я сказал себе: «Ага, эта штука выделяет меня на общем фоне». Люди, которые ничего не понимают в баскетболе или которые пришли на игру в первый раз, всегда смотрят за мной, потому что я в маске. Так что это превратилось в инструмент маркетинга, это своего рода мой плащ Бэтмана».

Фото: Gettyimages.ru/Jonathan Daniel

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

20 − 1 =